Sep. 27th, 2009

elesin: (Default)
Въехали в Украину (так ведь правильно?). Казачья Лопань. Помню в Харькове речку Опаньку. Ее тоже озверелые украинские националисты называли Лопанькой. Так вот, Украина. Придорожный туалет. Надписи, крупными буквами «Ж» и «Ч». Женщины, спрашиваю, и чуваки? Жиды, говорит проходящий мимо нехороший проводник, и чурки. Вот прямо как вы. Ага, проводник. Один проводник на весь поезд все-таки был. Называл сам себя он, правда, скромно: Главный помощник машиниста поезда. И, как выяснилось, он был даже важнее машиниста. Дело тут вот в чем. Раньше, помню, выезжали мы в Харьков ночью, не успевали прикончить первую бутылку, как уже приходили таможенники. А рано утром, не успев опохмелиться, часов в 5 утра, видели уже на платформе радостно встречающих нас в Харькове местных поэтов и радикалов Кощеева, Влатоцкого, Люду Холодрыгман и пр.
А тут – сели днем. На следующий день – только таможня. Почему, спрашиваю, так долго? А у нас, отвечает проводник, поезд на конской тяге. Точнее – тут он погрустнел, поправил лямки, – на людской.

Харьков. Курица довольна

Ну да, Харьков. Середина дня. Как поезд дотащился туда – не знаю. Стоны и хрипы Алевтина Исакыча рвали душу, но таковы жесткие законы РЖД. Приехали. На перроне стоят рядами Влатоцкий, Холодрыгман, Кощеев, Кощеев, Холодрыгман, Влатоцкий. Стоп, машина. Мой друг Кощеев живет не в Харькове, а под Харьковом. В Свердловске. И как-то уж больно много Влатоцких. И ни одного Димыча (еще один харьковский наш товарищ, правая рука Януковича, левая рука Ющенко и все остальное – Тимошенки). Может, думаю, просто офени вырядились, чтоб дуриком сбыть свой товар. Так и есть. Купили курицу, водку, пиво, Лизе какая-то полубезумная одноногая Люда Холодрыгман всучила махрово мракобесную брошюру (издательство «Вече»), направленную против масонского заговора глобалистов. Секта сектой, а еще в твердом переплете.
Но тогда я еще не знал, что она за спиной прячет. Потому что в руках у меня была курица. Ну, думаю, перекушу. Курицу, Лизка ярится, строго пополам делить, строго! пополам! Не смей мою половину хватать, живо все пейсы повыдергаю. А чего там выдергивать, она все уже повыдергивала. Пришли. Лизка цитирует любимую телерекламу. Курица, дескать, довольна. Отличная, кстати, реклама. Курицу убивают, а она счастлива. Прямо как мы в Российской Федерации. Чтобы, продолжает свою мысль злобная баба, курица не обижалась, отщипну-ка я кусочек крылышка. Ну что ж, пусть отщипнет. Откупориваю бутылочку, размышляю о бренности теомахии, тянусь к свертку с курицей.
Чтобы, мол... Даже знаками показываю – тянусь, дескать, чтобы закусить. Лиза, вся красная, только сопит. Яростно жует. Глаза выкатила. Сопит и жует.
– Бу-бу-бу-бу.
– Что?
– По-би-ба-бе…
– Ничего не по-би-би-ба-бе…
– Понимаешь, курица оказалась инвалидом… – и в слезы. – Бедная курочка. Что ж они с ней вытворяли! – слезы и верещания взбудоражили бы весь вагон, если б он был не пустой. – Курочка покойная была одноногой, с недоразвитым крылом. И – слезы перешли в вопли Read more... )
Page generated Oct. 19th, 2017 10:47 am
Powered by Dreamwidth Studios