Jan. 25th, 2017

elesin: (Default)
Не отрубайте голову миледи,
Отрежьте уши мертвому ослу.
Среди больших и маленьких трагедий
Мы девушку ударим по веслу
За то, что жил в изгнании Овидий.
Зачем нам принесли тарелку мидий
И снегопад в Серебряном Бору?
Чужие мы на праздничном обеде,
У всеблагих чужие на пиру.
Не надо ваших нежностей и снеди,
Мы нахамим товарищу послу.
Останемся в ответе и в обиде:
Дождь золотой – не бог и не вода.
И Зевса не пустили никуда.
И голубю ответили: изыди.
elesin: (Default)
Никогда я не был уркаганом.
Но порою вою на Луну.
Из черты оседлости с наганом
Я пришел разваливать страну.

Я пришел сюда в лаптях обутый,
Слушал песни западных славян.
Обзывал Столыпина Малютой
И водил крестьянок в ресторан.

Я пришел разрушить Исаакий.
Тоже, кстати, имя не фонтан.
Подошло бы грязному писаке.
Хорошо еще, что не Натан.

Голубой вагон бежит. Слегка нам
Голый месяц освещает путь.
Из черты оседлости с наганом
Я пришел забыться и заснуть.

Но не тем холодным сном сомнений,
Что тревожат с юности меня.
Знаю я, они прошли, как тени,
Не коснувшись вечного огня.

Трудно в синагоге без тафгая.
Без него там, в общем-то, никак.
Помнишь, как недавно, дорогая,
Мы зашли в Макдональдс пить коньяк.

Пили мы. Коньяк легко в аорту,
Как поется в песне, проникал.
Я весь путь тогда к аэропорту
Проморгал, а также проикал.

Хорошо быть жертвенным бараном.
Ручку, корешок, озолоти.
Из черты оседлости с наганом
Вышел я. Куда теперь идти?
Page generated Sep. 24th, 2017 01:58 pm
Powered by Dreamwidth Studios