elesin: (Default)
Уважаемые товарищи и господа. Извините, но личных сообщений я читать не умею. Не то, что не умею, а совсем не умею. Так что пишите, в случае чего, удаленными или скрытыми комментариями.
elesin: (Default)
Важное, на мой взгляд, отличие поэта от не поэта: поэту не жалко даже хороших своих строф и строк, а не поэту жалко все, в том числе совсем уж никудышное, сам понимает, что барахло, а все равно - жалко. Потому что не поэт.
Ну, и, конечно, не поэты всегда и везде, громко и уверенно называют себя поэтами, употребляют слова «творчество», «работать» (над стихами; работают они, блин, над стихами) и т.п.
Про то, что свои стихи они помнят наизусть и при случае (и без оного) охотно читают вслух «с выражением» я уж и не говорю, вещь очевидная.
Хотя наизусть себя могут помнить и просто мало пишущие и/или часто выступающие поэты, да.
elesin: (Default)
Нам причинили
Благоустройство.
Но мы не в Чили.
К чему геройство?

К чему аресты,
Братва и сестры?
Кругом Оресты
И Клитемнестры.

Пускай друг друга
Они мочалят.
Метель и вьюга
Нас не печалят.

Огни кабмина,
Певцы балета.
Карамболина,
Карамболетта.

Нет ни прописки,
Ни карабаса
У гимназистки
8-го класса.

Ты ешь конфеты,
С тобой куда-то
Идем до Леты,
Мычит Эрато.

Ну, и т.д.
elesin: (Default)
Спи, Европа, засыпай, Эйфелева башня
Гаснет. Снова все пойдут солидарно ныть:
Убивать нехорошо. Неприлично даже.
Миру мир, войне война, будемте дружить.

В Барселоне все ништяк, мирные абреки
Давят граждан, как пюре, вот ведь шалуны.
Надо с ними быть добрей, мы же человеки,
Нет религии плохой, все обречены.

В Барселоне все ништяк, но не в Шарлотсвилле.
Или как его зовут? Вот уж где террор.
Что же белых до сих пор там не задавили?
Что ж неверные живут в Штатах до сих пор?

Спи, Европа, засыпай, говорит Россия:
Смерть Америке, ура, эге-гей-парад,
Все танцуют и поют, до чего красиво,
Умирай, Европа, мы вышли на джихад.
elesin: (Default)
Купальщики не любят рыбаков.
И рыбаки не очень любят нас.
Расклад очарователен подчас,
Куда ведет дорога дураков?

Перед законом все у нас равны.
Но кое-кто немножечко равней.
Да и закона все-таки важней,
А небо и Луна запрещены.

А небо и Луну Роскомзапрет
Назвал изобретением врага.
Вот вылетело слово – и ага.
Вот вылетело слово – и привет.
elesin: (Default)
Почернела столица. Пустяк.
Но заметно и малоприятно.
Очень мало бродячих собак.
И домашних. Пустите обратно.

Не в теперешний праздничный хлев,
А туда, где не съеденный сразу,
В сухари превращается хлеб,
А не в гниль и привет унитазу.

Что ни шаг – стоэтажный барак.
И курлычет зеленый горошек.
Очень мало бродячих собак.
Но зато просто пиршество кошек.

Кошки дремлют под черным авто.
Разноцветные. Черной же шмаре
Помешать не решился никто
На машину улечься…
Бояре

Виноваты во всем и всегда,
А генсека в святые пророчим.
Почернела столица. Беда.
Для столицы. А, впрочем, и прочим.
elesin: (Default)
Сижу и плююсь. В каждого. Не потому что актеры плохие или играют скверно, просто персонажей – всех – ненавижу.
elesin: (Default)
Найдется же упорное мудило,
Которое, мошонку теребя,
Повсюду ошивается уныло
И гадости гнусавит про тебя.

Оно порою числится в поэтах.
Оно писатель, а не стрекоза.
На фестивалях или в интернетах
Оно гуляет, выпучив глаза.

Оно не фрукт, сограждане, не овощ,
Вполне себе заядлый имярек.
Какая все же редкостная сволочь –
Великое созданье человек.
elesin: (Default)
Не бухай. И не будет похмелья.
Только бодрость с утра до утра.
Попадаю в ненужную цель я,
Игнорируя Три топора.

Что ни орган – сплошное дрожанье.
Что ни мысли – разброд и распад.
Пост, молитва, понос, воздержанье,
Схима, рвота, печаль, целибат.
elesin: (Default)
погибшим во Второй мировой войне и позднее

На выборы ходит начальство,
На выборы ходит народ.
Хорошая девочка Лида
На выборы сонно идет.

Идут депутаты-министры.
Джон Фаулз, коллекционер,
Идут активисты Генштаба.
И даже коррупционер.

Но мало, сограждане, мало,
Какой-то позорный процент.
В Америке так пусть расисты
Идут. И их чмо-президент.

А нам надо больше и лучше.
Для счастья любимой страны.
Пусть мертвые из мавзолея,
А также Кремлевской стены.

Встают и идут на участки.
Идут на великий редут.
Покойники пусть отовсюду
Идут и идут, и идут.

Из гроба пускай император,
Очнувшись, является вдруг;
На нем треугольная шляпа
И серый походный сюртук.

Иван Исаакович Грозный,
И Минин продажный Кузьма.
И Сталин усатый с баранкой
Полезен и нужен весьма.

Селяне, мормоны, масоны,
«Науки размах огневой».
Две тысячи триста процентов
И дети семьи трудовой.

Ну, и т.д.

http://www.mk.ru/politics/2016/05/20/glava-instituta-ran-predlozhil-razreshit-mertvym-golosovat-na-vyborakh.html
elesin: (Default)
Стоял российский патриот.
И пиво пил неторопливо.
Закончил, банку смял, и вот
Она блестит уже игриво

Среди цветочков и травы.
Я банку выкинул, ведь урны
Стоят на улицах Москвы,
Гламурны, вычурны, ажурны.

Ушел российский патриот,
Сверкая ленточкой Победы.
Какая прелесть наш народ,
А от врагов одни лишь беды.
elesin: (Default)
«А мы не ведали, не знали,
Нам по ТВ бубнили ложь.
А здесь такие трали-вали,
Что сразу вряд ли и поймешь.

А мы всего-то лишь лояльны.
А враг всегда хотел напасть.
Мы бессловесны и халяльны,
Как учат Родина и Власть.

У нас великие победы
И морда красным кирпичом.
А что случались людоеды,
Уж тут мы точно не при чем.

Мы честно верили злодеям,
Кормили маленьких детей.
А вас развесить бы по реям
Без сожалений и затей.

А вас, которые «честнее»,
Что ж не спасала ваша честь?
Боялись пыток в Мавзолее?
Вот вы-то сволочи и есть.

Мы не в обозе, мы в пехоте,
Хоть у котла, а не в бою,
А вы все врете, врете, врете,
А нам кормить свою семью…»

Ярится бешено злыдота,
Козел не видит, где расстрел.
Глядят бараны на ворота,
А дом давно уже сгорел.
elesin: (Default)
Ваше величество
Ваше сиятельство
Ваша милость
Ваша светлость
Ваше благородие
Ваше преподобие
Наше все
Наша Раша
Матильда
Брунгильда
Царь Кровавый
Башка и Ржавый
Мне бы
Ваши заботы господин учитель

Примечание.
И да, конечно, пора на Водопады.
Конец примечания.
elesin: (Default)
И впрямь никто не отменял. Теперь уточняю подробности.
Идем завтра. В субботу.
Встречаемся в 13.00. У входа в торговый центр «Калейдоскоп» (он между двумя выходами из метро; последний вагон из Москвы налево или первый вагон из Москвы направо).
Программа проста.
Траурный митинг на месте руин кинотеатра «Балтика» (вместо кинотеатра теперь как раз тот самый Калейдоскоп).
Поездка городским транспортом к МКАД, в поселок Новобратцевский, мирные посиделки на берегу реки Сходни и купание в Водопаде.
Удачи всем людям доброй воли.
elesin: (Default)
Знаменитые Тушинские Водопады, кстати, никто не отменял. Силы, конечно, физические не безграничны, но идти надо. Пост, молитва, схима, целибат и воздержание – да, но на Водопады пойдем. Предположительно в ближайшую субботу. Встречаемся – как обычно. Возле ст. метро «Сходненская», у руин бывшего кинотеатра «Балтика». Время встречи или 12.00 или 14.00 (идет оживленная внутрипартийная дискуссия).
Подробности сообщу более или менее подробно.
elesin: (Default)
Отречемся от старого мэра, блин,
И погоним беспечных ворон.
Кто-то скажет: привет, моя Мэрилин.
Заскучают Гомер и Харон.

Говорят, что отец его плотником
Был на ферме и стриг поросят.
На работе работал работником,
Зарабатывал много зарплат.

Фигли- мигли и гоголи-моголи.
Проморгали копыто страны.
Верьте в Партию, Родину, бога ли,
Но не трожьте лыхны из апсны.

Ну, и т.д.
elesin: (Default)
В аду отбудешь где-то век.
От силы два. Ведь мы беспечны.
И каждый просто человек,
Чьи прегрешения конечны.

А пролетарии всех стран
Напрасно ищут, рожи скаля,
Неупиваемый стакан,
Стакан товарища Грааля.

Талибам весело в Кремле.
Стреляй, Царь-пушка, по «Авроре».
Никто не даст нам изабавле…
А вам не надо, вы в оффшоре.
elesin: (Default)
Народ же всегда одинаков.
Он вечно – с утра до утра –
В восторге от денежных знаков
Долдонит «распни» да «ура».

На юге полно ледоколов.
Молчат изваяния-львы.
Унылые игры престолов
Продажной кремлевской братвы.

Топорщится ус на иконе,
Скучают убийцы во рву.
Марина летит на драконе.
И Сходня впадает в Москву.

Кричали: свобода, свобода.
На площади праздничный вид:
В петле по веленью народа
Трехлетний воренок висит.
elesin: (Default)
Похмельный рыцарь едет на турнир,
Блюя себе на лошадь и доспехи.
У короля сегодня будет пир.
У королевы прочие потехи.

Ей нравится как мальчики мечом
Орудуют на рыцарском турнире.
Приятно быть придворным палачом.
Почетно быть советником в сортире.

Похмельный рыцарь мрачен и нечист.
И зло бубнит невнятные угрозы.
А за стеной играет пианист.
Как хороши, как свежи будут розы.

Простите, сир, что сумрачен и сир.
Какой ты ангел, если не хранитель.
Похмельный рыцарь едет на турнир,
Сегодня он, похоже, не воитель.

Зато вчера, зато позавчера
Не растекался мышкою по древу.
По лужам королевского двора
Гоняя короля и королеву.

Когда-то бог кому-то и кумир,
Теперь повсюду дыры и прорехи.
Похмельный рыцарь едет на турнир,
Блюя себе на лошадь и доспехи.

August 2017

S M T W T F S
   1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 20th, 2017 04:05 am
Powered by Dreamwidth Studios